Беседка T&R ↕
Гости не могут общаться в беседке. Для этого нужно просто зарегистрироваться и войти под своим ником.


A
Изменить шрифт
  • Список форумов Архивы Архив прошедших сюжетных арок
  • Текущее время: 16 май 2022, 15:47

    Поимка ястреба. Квест для Древесного племени.

    Время: полдень, начало сезона Листопада.

    Место: берег Ручья.

    Описание: Раненый ястреб, прилетевший с гор, поселился около ручья, защищаясь и не подпуская патрульных к воде, всякий раз атакуя их. Избавиться от птицы можно выманив ее с помощью приманки, положив конец ее налетам.

    Очередь: Медносвет → определяется по ходу игры.

    Сроки: с 27.08 по 29.08.

    Статус: открыто только для участников квеста и npc.


    • Награда: +3% в каждый навык, 15 баллов.
    • Участники: Камнелом, Соловьиный Трепет, Щегольница и Медносвет.
    Изображение

    Хорошая погодка, чтобы, скажем, маленькому патрулю выполнить весьма опасное и серьезное заданьице. Солнце не шпарит голову, не накаляет шерсть до расплавленного металла, и зверский холод не цепляется за конечности. Приятное в это время, застланное облаками солнце изредка выглядывает проверить, все ли в порядке с его лесными детьми, и прячется за перистую декорацию обратно. По пыльной сухой дорожке шагают четыре героя; от них веет уверенностью, брови слегка нахмурены, и в течении всего пути сохраняется взаимное молчание. Впереди бежала рыжая легколапая кошка, ведущая маленький отряд к заветному месту, откуда до ее ушей доносился крик крупной дикой птицы. Хоть и упомянутая слишком юна, но она старалась справиться с появившейся трудностью на все сто, чтобы доказать свое правообладание званием воительницы.
    - Это где-то здесь, - вымолвила Медносвет, нарушив девственную тишину, и с каждым шагом уменьшая свою скорость. Она остановилась рядом с раскидистым деревом, освежая память пограничного патруля, и поочередно вдыхая свежий аромат росших рядышком дубов, который выделялся среди остальных запахов леса. Запрокинув голову, она внимательно вслушилась в царившие здесь звуки, и помимо далекого журчания ручья, до ее медноцветных ушей донеслись жалобные птичьи мольбы. Резко развернувшись к своим спутникам, миниатюрка с каким-то азартом в глазах воскликнула, - слышали?!
    Она выжидательно смотрела то на Камнелома, то на более старшего Соловьиного Трепета, и ждала ответа от присоединившейся Щегольницы. Под острыми когтями, что от некого волнения своей хозяйки автоматом стали месить землю, грязь постепенно превратилась в кашицу, и вскоре под лапами огненной образовалась маленькая, длинная ямка. Пытаясь подавить рефлексорные действия, Медносвет уставилась на иссиня-серого, и принялась сверлить теплыми янтарными "лучами" его замерзшую ледышку в глазах. Авось, поможет.
    Авчик найден на просторах интернета, автор, к сожалению, неизвестен :\
    Изображение

    И что им здесь надо? Ястреб, поджав искалеченную лапу, из-за которой не удавалось взлететь, затаился среди пожухлой зелени. Старый, ему оказалось трудно жить в горах. Воспитав давно позабывших о своем родителе птенцов, пестрокрылый решительно покинул тумнные вершины, по глупости своей попавшись в зубы к хищной лисице, которая и изуродавала конечность несчастной и порядком оголодавшей птицы своими кривыми зубами, на прощание еще и сломав крыло. Каждый день для заблудшего ястреба начинался с боли. Каждое движение отдавалось болью в позвоночнике, а опираться на лапу было невозможно, потому он и сидел, как цапля, приподняв одну когтистую, неестественно вывернутую лапу и дожидаясь верной гибели.
    Завтраком ему были полевки. Глупые мыши несколько раз в день пытались незаметно пробраться мимо него к своей норе, но еще не утративший инстинкты, едва замечая колышущиеся травинки, ястреб, сопровождая свой полет ломким хрустом костей и оглушительным криком, пикировал с дерева вниз. Теплое мясо заполняло опустевший ястребиный желудок, но потом приходилось вновь взбираться на дерево, преодолевая мучительную боль, лишь бы не стать легкой наживой для живущих в лесах хищников. На протяжении нескольких дней он просто сидел, день и ночь наблюдая своими плоскими оранжевыми глазами за помутневшим окружающим миром, высматривая жертв.
    - Ко-о-о-о-оты? - заметив четыре кошачьих фигуры, возмущенно и до боли жалостливо вскрикнула искалеченная птица, тряхнув бурыми крыльями и слетев с дерева вниз, на миг зависнув над котами, едва не коснувшись лапами их макушек, а затем, не в силах лететь дальше, усаживаясь на теплых камнях у ручья, поджимая искривленную лапу.

    Хороший, превосходный погодкой денек, что и говорить, вот только нес он с собой опасность и угрозу своим детищам, пристроившимся под его теплым солнечным боком и трусившим по важному заданию - изгнать неизвестную птицу с родных земель. И иссиня-серый, еще более собранный и нахмуренный, чем раньше (трудно поверить, но и такое, оказывается, тоже оказалось возможным) рысью следовал за невысокой и шустрой рыжей кошкой, пытаясь хоть приблизительно набросать план их действия и осознать полноту того, с чем им придется столкнуться. Хищная птица - большие беды, это, пожалуй, было ясно, как дважды два, однако их было четверо - четверо обученных племенных котов, пусть у троих еще молоко на губах не обсохло, но их уверенный шаг и сосредоточенные, устремленные прямо перед собой взгляды уже издалека давали понять о серьезности намерений каждого из них.
    - Это где-то здесь, слышали?! - вскрикнула Медносвет, навострившая уши и вся вытянувшаяся в струнку навстречу режущему слух клекоту, да, собственно, Камнелом и сам уже все увидел. Вернее, увидела вся четверка, ибо в следующий миг относительную тишину разрезал еще один шум - шелест ранее бесшумных, но теперь почти бесполезных крыльев - раздавшийся прямиком над головами патрульных, и иссиня-серый инстинктивно припал к земле, выпустив когти и ощерившись, уже готовясь дать отпор пернатой опасности, если та вдруг вздумает пикировать на его соплеменников. Но незваный гость поступил иначе: описав над напряженными кошачьими спинами кривую и едва не задев их лапами, тот взял на снижение, приземляясь на нагретые осенним солнцем камни и застывая в странной позе. "Ранен", - сразу смекнул Камнелом, взглядом зацепившись за поджатую лапу и нелепо выставленное в сторону крыло, однако эта мысль едва ли принесла ему облегчение. Разве кто в лесу не знал, что раненный и замученный болью хищник чуть ли не в два раза опаснее и непредсказуемее своих здоровых собратьев? Да и этот, видимо, уж совсем отчаявшийся старый "вояка" глядел на неожиданных соседей прямо и с вызовом.
    - Похоже, он напуган и загнан в угол, и от этого становится еще опаснее. Просто так спереди мы к нему не подберемся, а сзади него ход отрезан ручьем. Есть предложения? - и тут уже кот обернулся на своих спутников, стараясь ничем не выдать свое чисто юношеское волнение. Он был молод и неопытен, тем более это столкновение лоб в лоб с хищной птицей было первым в его жизни, и тем не менее ничто в его облике не выдавало внутренней напряженности. Не для того его в воины посвящали, чтобы при первом опасном задании у него поджилки тряслись. Не для того.
    Изображение

    - Может быть, попробовать наживку - совершенно бездумно откликнулся, озвучил первую попавшуюся в голову мысль, Соловьиный Трепет. "Нет, бред. Стоит придумать что-нибудь еще..." - кот не удовлетворился своим ответом и решил искать ту самую верную мысль.
    И этот план были обречены на провал изначально.
    Обычно так, когда ему предвидеться какая-нибудь крупная птица, он её и ловил, на какую-нибудь полевку или землеройку. Но это было дело скрытное, а здесь приходится действовать открыто, и наверняка птица почувствует подвох. С другой стороны, эта искалеченная птица так долго стоять напропалую не будет, и может, стоит выждать нужный момент?
    Изображение
    Где слышал только стены, их пульс в моих руках,
    Артерии и вены, как сок на проводах.
    Я слышал только стены, их пульс в моих руках,
    Артерии и вены, как сок на проводах.

    Медносвет еще долго стояла статуей, ошарашенная вполне безбашенным поступком ястреба, который с покалеченным крылом вдруг решил совершить крутой вираж над головами котов. Щуря янтарные глаза, чтобы разглядеть силуэты дикой птицы, она с интересом рассматривала оперение цвета запыленной земли, попутно строя план в голове, будто шаг за шагом складывая кирпичики до состояния высокой стены. Но они постоянно рушились, были кривыми, и нормальное решение серьезной назревшей проблемы не хотело появляться.
    - Есть предложения?, - вопрос иссиня-серого только напряг кипевший разум рыжей, и она еще напряглась, досадно перебирая воспоминания, в которых может быть хоть какая-то зацепка. Юная и неопытная воительница, конечно, не владела кладезью советов, поэтому ожидать от нее интеллектуальных решений и тактик было бесполезно, зато, с физической помощью она вполне могла справиться. Сила есть, ума не надо, как говорится.. Тут в историю предложений добавил свое слово и Соловьиный Трепет:
    - Может быть, попробовать наживку?, - огненная внимательно впилась янтарными глазами в пеструю шкурку воителя, и в полном онемении, так ничего и не сказав, выдержала небольшую паузу. Действительно, чтобы выманить опасного зверя, типо барсука или медведя, понадобится свежая кровь, наживка...Так что вариант "старичка" (он же был здесь самым старшим и подготовленным к неожиданным поворотам судьбы) был вполне реальным, и зря он сразу отрекся от него, по крайней мере это было видно по последующей отрицательной реакции после фразы. Наконец, собравшись с духом, Медносвет выдала:
    - Если среди нас есть те, кто готов косить под рыбомордых, - она сморщилась от своих же слов, ведь никогда не говорила плохо, даже упоминая о Речном племени, -то можно попытаться ему переплыть ручеек. Но это может быть еще опаснее самого ястреба, ведь в водах никто не бывал раннее. Тогда, этот обтрепанный трудностями нелегкой прожитой жизни, крылатый, наверняка оголодал, находясь в нашем лесу, так что найдя хорошую еду для него, он наверняка польститься и вылетит к нам в лапы!
    Дополнив своими рассуждениями раннее сказанное Соловьиным Трепетом, она слегка смутилась, боясь, воспримет ли серьезный Камнелом ее вариант, и вообще, сможет ли она действительно помочь и не стать для "спасательного" патруля, Двусторонне спасательного, спасаем же и старого ястреба, и наше племя, - добавила юница в мыслях, обузой. Еще более нахмурив брови, ей, серьезность не очень шла к лицу, кстати, новоиспеченная воительница приготовилась ждать строгий, отрезаный отказ.
    Авчик найден на просторах интернета, автор, к сожалению, неизвестен :\
    Изображение

    - Во-о-о-н! - еще более жалостливее, сжавшись от боли в изломанном у предплечья крыле, взвыла оголодавшая и обессиленная птица, неловко перепрыгнув с одного камня на другой, тщетно пытаясь взлететь. Запрыгнув на самый высокий из камней, свысока поглядывая на четверых патрульных плоскими оранжево-красными глазами, птица продолжила коротко и сипло кричать от боли и терзаний. Все дальше забиваясь в сторону прибрежных кустов, ястреб, найдя опору в виде галечной насыпи, сумел-таки взлететь, западая на один бок и тяжело дыша, выпустив из крючковатого клюва язык.
    - Уходи-и-ите! - устроившись на перегородившей течения ручья коряге, наполовину торчащей из воды, вновь огласила птица округу своим стонущим воем, при этом угрожающе расхаживая и потряхивая головой. Цепкие когти оставляли следы на мягкой трухлявой коре, а обломок дерева, едва выдерживающий вес заблудшего горного странника, заметно вдавился, грозясь в скором времени разломаться на несколько частей и быть сплавленным дальше по ручью.
    - Не н-н-надо, - птицам несвойственно дрожать от страха, но именно то и произошло с ястребом. Некогда воинственный боец, сейчас же усталый и измученный старик, неспособный прокормить себя, забытый вскормленным потомством, он сжался, вытянув длинную серо-белую шею и приоткрыв темный крючковатый клюв, с хрипами вдыхая воздух, заполняя до предела легкие.
    Когда-то давно он родился в кладке из трех яиц... Его мать - прекрасная и отважная, но суровая, закаленная горами птица, растила троицу, как подобает будущим одиночкам. Семьи не было. Никто не любил друг друга, была лишь обязанность продолжения рода и воспитания птенцов. И вот, став взрослым, только сейчас ему довелось вспомнить покойную мать. А ведь в тот день, когда с запада пришел снег, она, рискуя погибнуть, чего впрочем не избежала, отправилась за кормом, по воле судьбы попавшись в лисьи зубы. Да, голодали в те времена все. И сейчас, загнанный в угол, неспособный постоять за себя безумный старец, он выпрямился, подобрав пестрые крылья и хвост, готовый защищаться до последней капли крови.

    - Может быть, попробовать наживку, - и вот он - спасительный лучик во мраке, откровенно говоря, растерянности, царившей в отряде ранее не сталкивавшихся с подобным котов. "Идея!" - почти радостно мысленно воскликнул Камнелом, с готовностью кивая Соловьиному Трепету и, в общем-то, изрядно удивленный тем, как легко откинул собственное предположение пестрый вояка. Он был опытнее всех в этой четверке, значит, стоило ему доверять, да и тем более чем этот израненный пернатый старец отличался от былой добычи, на которую имел обыкновение охотиться кот? Да ничем, разве что был куда более голодным и отчаявшимся, так почему бы не попробовать? Тем более юнец доверял более старшему напарнику, а потому, взмахнув хвостом, подался назад, скрываясь в высокой траве с глаз ястреба долой и подзывая остальных. Им нужен был сносный план.
    - Идея дельная. Пожалуй, стоит отправить кого-то - помельче и шустрее - на охоту, а остальным затаиться ближе к ручью и ждать, пока отвлекающий не появится с полевкой. Вон за теми высокими камнями, к примеру, можно выждать момент, а потом напасть. Медносвет предложила заходить со стороны ручья, это риск, но так мы окажемся незаметнее и сможем подобраться с тыла. А затем, когда птица пойдет к приманке, выскочить с разных сторон и напасть. Согласны? - понизив голос до едва слышного шепота, наспех разложил все на составляющие юный любитель тактик, на ходу заприметив удобные позиции. Дело для него мало-помалу прояснилось, хоть все это еще надо было воплотить в практику. "А потом мы его убьем", - холодно заключил молодой кот, и даже крик, полный боли и страдания, не пробудил в нем жалости к несчастному созданию. Он был на их территории и представлял опасность, значит, необходимо его устранить.
    Изображение

    Медносвет грустно смотрела на, возможно, последние дни жизни некогда бывшего бравого воителя, такого же, как они, и с каждой секундой эти болезненные картины и малейшие передвижения покалеченного существа острыми ежевичными плетьями оплетали ее добродушное сердце. Первый раз она видит нечто живое на алом закате своего длинного пути, и рыжая была уверена, что такая гордая птица, как ястреб, точно пронес груз судьбы с достоинством, теперь вот нашел маленькое пристанище в лесу, и сыграл злой рок, ведь два хищника (а она считала себя и остальных жителей Светлолесья хищниками), не могут ужиться в одной комнате. Со следующими мучительными мгновениями глаза огненной становились более мягкими, и когда наконец растаяли полностью, на медноцветные щеки покатились расплавленные капельки янтаря..
    - Пожалуйста, - тихо проговорила юница, отворачиваясь от холодившего конечности, драматичного зрелища, - только не надо с ним грубо. Вы же видите, он на старости своих лет, - продолжила миниатюрка, юркнув вслед за Камнеломом в те же высокие отцветевшие кусты, и на ходу обтерев выступившее слезы об высокий валун. Надо собраться, какого Тернозвезда я распускаю тут нюни?!, - отдернула себя в уме Медносвет, попутно выслушивая, без сомнений, хороший и действующий план иссиня-серого. Она слегка приподняла голову, пытаясь скрыть макушку в траве, и завидев ястреба на все том же месте, спокойно опустила, - я иду на охоту, Камнелом, позволь. Из всех собравшихся здесь, я самая мелкая, - с некой усмешкой прошептала она, на долю секунды зажмурив глаза, чтобы отрезвел разум и откинул посторонние мысли. Моментально прокрутив навыки охоты, кошка осторожно, шевеля задними лапами, и не шурша опавшей листвой, скрылась в зарослях.
    Авчик найден на просторах интернета, автор, к сожалению, неизвестен :\
    Изображение

    Вдох-выдох. Стук сердца, который, кажется, разносился на многие километры, ведь от волнения пульс учащается, и сердце разрывается от страха, напрягается. И вокруг ты не можешь слышать ничего, кроме оглушительного грохота "моторчика". Трое других воинов шли по разные стороны от Щегольницы, создавая эдакий щит, однако кошка всё равно боялась нападения из-засады. Перебирая ватными лапами, воительница озиралась по сторонам, будто боясь пропустить птицу. Она ещё не знала её истинные размеры. Думается, удивлению не будет придела, когда перед её взорами предстанет огромный хищник, с огромным размахом крыльев, крючковатым клювом... Какие только ужасные вещи нельзя придумать, что может сделать испуганное существо на чужой территории.
    И всё-же любопытство взяло своё, и лапы сами понесли бурую к приближению, дабы поскорее справиться с непрошеным гостем. Сквок, сквок. Что-то за звук послышался неподалёку, напугавший Щегольницу слегка. Вздрогнув, распушив при этом шерсть на воротничке, кошка поддалась вперёд, чтобы разглядеть источник клокота.
    Тут как раз кстати заволновалась Медносвет, подтверждая все опасения Древесной воительницы - птица была где-то совсем рядом.
    Патруль продолжил движение, пока не наткнулся на шипящий ком перьев: вздыбленная от страха шкура, открытый клюв, рваное крыло и неправильно-изогнутая лапа давала понять, что птица не готова контактировать. Судя по всему, это был ястреб. очень злой и напуганный в тоже время ястреб. Злая и израненная птичка - хуже доброй, сытой и здоровой, однозначно.
    Издав оглушительный визг, словно зов лисицы её мерзким голоском, огромное существо спикировало над головами ничего не подозревающих котов, едва-едва не снеся им головы своими цепкими когтями. Бурая только и успела увернуться, припав на левый бок, чуть не вывехнув лапу от резкого движения. Мелкий камешек от шарканья отлетел в воду с характерным шлепком. Позже ястреб свалился на берег, перепрыгнул на высший камень, пытаясь взлететь, но тщетно. птица пыталась напугать котов криком, но не тут-то было. Их больше! Но белогрудая вояка не стремилась подойти первая, совершая бездумное действие; желая дождаться здравого размышления старшего кота. И вот, пегий Трепет подал-таки шикарную идею, заманить пёстро-крылого чужака куда-нибудь, в западню, с помощью приманки.
    Коты наперебой обдумывали придуманный план, одна Щегольница сидела в углу, так сказать, боясь сказать что-то. Хотя довольно много здравых мыслей вертелось в её юношеской головушке.
    Не успела воительница моргнуть, как все всё решили за неё и за всех. однако шустро. Было решено Медосвет отправить за приманкой, ведь она слыла отличными охотничьими навыками, да и была она юркой, сумеет постоять за себя, избежит острых когтей хищника, да и вряд ли он сделает попытку напасть, сам же боится сделать выпад в сторону лесных котов. Мало ли что.

    Кот скрылся в противоположном, пышном, зеленом с желтизной кусте, таком, в котором нельзя было видеть его высокую спину. Как удачно, рядом с кустом, расположилась довольно высокая осина. Кот решил бесшумно поточить когти, чтобы нанести больший урон, проводя Медносвет ироничным взглядом, таким взглядом, в котором по сути смешана грусть. Затем взгляд его переменился на Щегольницу, в сторонке раздумывающую о чем-то.
    - Щегольница, что ты там делаешь?! - прошипел старший воитель, явно подзывая ту не светиться там на виду перед взглядом хищной птицы-стервятником, а войти в надежное укрытие. Хотя, как сказать, надежное? Относительно. Какое есть и какое было.
    Мало того, что толку от нее, по большому счету нет, так и пытается выявить их и так ветхий "камуфляж". Но не нужно её так винить, ведь она недавно стала воительницей Древесного племени, и боится сделать ошибку и выказать себя в плохом свете? Может в этом дело?
    Тем не менее, выжидая медноглазую соплеменницу, кот решил осмотреть котов от пяток до голов, как бы примеряя, с каких позиций нужно было их выставить.
    Изображение
    Где слышал только стены, их пульс в моих руках,
    Артерии и вены, как сок на проводах.
    Я слышал только стены, их пульс в моих руках,
    Артерии и вены, как сок на проводах.

    Медносвет, спеша, бежала по чаще, а в зубах ее безжизненно болталась убитая мышка-наживка, раскачиваясь с быстрым бегом в разные стороны. Картинки лесного пейзажа моментально сменялись на новые, смешиваясь в одну золотисто-красную гущу, так что рыжая сначала и не поняла, где она, и от каких деревьев ориентироваться. Осталось полагаться на слух: вытаращив ушки торчком, огненная словила едва слышимое журчание нежного ручейка, и вскоре перед ее глазами предстал раскидистый дуб, и те самые кусты, из которых она нырнула на поимку полевки.
    Скользнув пламенной молнией к мощному жителю леса, воительница приподнялась на задних лапах, опираясь спиной о толстоствольного, и не отпуская заветной дичи из зубов. Простояв в такой позе, Медносвет припала к земле, и слегка втянув в себя живот, чтобы не шаркать им по земле, спрятанная в высокую, сгнившую в некоторых местах траву, осторожно проползла к патрулю, скрывая яркий цвет своей шерсти в растениях. Словив в зеленых плетьях зоркий голубоватый, прохладный глаз, миниатюрка подмигнула, оказывая знак, что успешно справилась с поставленным перед ней заданием, и стараясь уже двигаться ловчее, скоро оказалась рядом с Камнеломом, Щегольницей и Соловьиным Трепетом.
    - Все, это было не сложно, - улыбнулась янтарноглазая, можно же ей позволить хоть немного похвалы в свой адрес? Тем более, не стоит скрывать правды, на удивление, в этот ответственный раз она удачно справилась с охотой, и маленькое серенькое тельце бездушно шлепнулось на землю. Изредка поглядывая в сторону главного "виновника торжества" - ястреба - рыжая сверлила глазами спутников, ожидая точной и строгой команды, уже обточенной, и блестящей, как алмаз, тактики.
    Авчик найден на просторах интернета, автор, к сожалению, неизвестен :\
    Изображение

    - Я иду на охоту, Камнелом, позволь. Из всех собравшихся здесь, я самая мелкая, - тут же вызвалась Медносвет, и Камнелом, как бы взглядом оценивая ее возможности, почти мгновенно кивнул, не сомневаясь в ее охотничьих способностях и решив, наконец, довериться новопосвященной. Она была здесь самой юркой и бесшумной, так почему бы и нет? И вот медная шерсть в последний раз юркнула меж зарослей еще высокой травы. и вскоре и вовсе скрылась из виду, оставив троицу в томительном ожидании. Волновался ли он за подругу детства? Отнюдь, сейчас он был полностью в ней уверен, и потому иссиня-серый позволил себе вытянуть шею, заприметить все еще сидящего на своем постаменте ястреба и тут же пригнуться, в очередной раз прогоняя в уме наметившийся план действий.
    - Щегольница, что ты там делаешь?! - кончики ушей Камнелома дрогнули, и сам "желторотый" оглянулся на оставшихся спутников, прикорнувших чуть в стороне. За все это время полосатка не произнесла ни одного слова, что, впрочем, было весьма понятно: она была молода и нерешительна, да и в такой обстановке немудрено потеряться... "Кошке", - тут же нещадно заключил внутренний голос, и четырнадцатилунный дернул светлыми усами, в этот раз абсолютно с ним согласный. Знал ведь, что опасная работа - дело лап котов, так что вовсе не удивился молчанию голубоглазой. И вскоре, наконец, появилась Медносвет, сжимавшая в зубах свежую и пышущую теплом полевку, и Камнелом, лишь бегло взглянув на пришедшую, ответил той одобрительным кивком. Что же, отныне они были готовы, и теперь иссиня-серый поднял на Соловьиного Трепета вопросительный взгляд, явно ожидающий дальнейших указаний кота. "Это ведь твоя работа", - мысленно обратился к тому молодой вояка, собственно, весьма справедливо, хоть и явно неохотно отметив и старшее звание, и значительный возраст спутника. А он уже, казалось, вошел во вкус и ощущал себя старше своих лет, и тем не менее обязанность - ох уж эти вечные обязанности! - заставила его повременить с собственными предположениями и положиться на пестрого вояку.
    Изображение

    - Молодец. Медносвет, как можно незаметно и неприступно оставь полевку на виду у ястреба и обратно, быстро в укрытие! - наградил молоденькую воительницу тихим и одобрительным возгласом кот, - Тут уж само как подвернется, клюнет, или нет. Все равно придется ждать. Терпения, друзья мои, терпения.
    Хотя он прекрасно знал, что терпения у Древесных воинов достаточно хватает, он все-таки напомнил о цели плана своим соплеменникам. Он оторвался от точения своих когтей, прислонившись к дереву, и проникнулся к Медносвет уважения, глядя на её грациозные действия, и по окончанию них, стал наблюдать сквозь довольно плотные кусты за дальнейшими действиями хищника-подранка, который смог бесцеремонно снискать убежища на угодьях Древесного племени.
    Изображение
    Где слышал только стены, их пульс в моих руках,
    Артерии и вены, как сок на проводах.
    Я слышал только стены, их пульс в моих руках,
    Артерии и вены, как сок на проводах.

    - Молодец. Медносвет, как можно незаметно и неприступно оставь полевку на виду у ястреба и обратно, быстро в укрытие! , - упомянутая серьезно кивнула, и снова подхватив серое онемевшее горячее тельце в зубы, она развернулась на все 360 градусов от спутников, и разрешив плясать настороженным огонькам в глазах, сделала первый шаг.
    Стучало сердце, да стучало так, что казалось, сейчас отпугнет пернатого восвояси, и что даже ручеек шумит менее громко, чем эта барабанная дробь внутри. Огненная почувствовала, как ее спину и шею бросает в жар, словно в кипящий котел над огнем, а конечности наоборот леденеют, покрываясь инеем от коготков до локтей. Если бы не густая шерсть, да еще и с подшерстком, ее кожица сейчас блистала на весь цвет своим красным оттенком закатного солнца, и на лбу отчетливо красовалась бы кучка появившийся из-за от хмурки бровей складок, покрытых толстым слоем пота, что с каждой секундой тек с миниатюрки, как капли дождя легко скользают по шкурке. Повернувшись на одно мгновение к Камнелому, она взглянула на него с неожиданно выскочившей из ниоткуда уверенностью в глазах, и все равно тепло улыбнувшись, (даже в такой ответственной ситуации), тихо проговорила, будто прошелестела листьями: - Пожелай мне удачи.
    И вот второй, не менее волнительный шаг, и сопротивляясь рефлексам вытянуть пламенный хвост вперед, Медносвет, закусив клыком коричневую губу, прижимает его к левому боку своего тела. Полевка продолжала тащиться по земле, и уже была совсем не против собрать всю пыль, копившуюся тут лунами, но сделать долгожданный обед для оголодавшего ястреба комком грязи, добродушная кошка просто не могла, да и испортить все качество наживки тоже было не менее бесполезным делом, так что слегка приподняв медноцветную голову, юница старалась не задрать спину и макушку слишком высоко, обнажив ее в зеленой траве, и также не опускать хилое тельце на голую землю. Наконец, обилие зарослей закончилось, и перед розоватым носиком воительницы представил сверкающий на переменном солнце валун, который со всех сторон попадал в полную зону видения крылатого, и идеально подходил в качестве ложа для наживки.
    Медносвет осторожно выглянула, и проследив за взглядом плоских оранжевых глаз птицы, удовлетворительно кивнула сама для себя, в качестве маленького отчета, и быстрым однократным движение положила остывающую, но все еще сочную дичь на камень. Юркнув в те же кусты, она выгнула спинку, чтобы проскочить под топырившимся корнем дерева (благо, маленькое телосложение вполне позволяло), огненная вылезла как раз на "штаб" патруля, и вся светясь от удовольствия, и немного взволнованная, тихо произнесла: - Готово.
    Авчик найден на просторах интернета, автор, к сожалению, неизвестен :\
    Изображение

    И вот, не прошло и минуты, как Медносвет вновь подхватила безжизненное тельце полевки и золотистой змейкой юркнула в самую гущу травы, низко пригибаясь к земле, каким-то немыслимым образом сливаясь с ее пожухлой зеленью и совершенно бесшумно, словно порыв молодого ветерка, лишь едва-едва колышущий высокие травянистые стебли, прокладывая свой путь вперед, вначале робко и осторожно, а затем куда более уверенной поступью. И вдруг она остановилась, на ходу оборачиваясь через плечо, и иссиня-серый, уже было заволновавшийся, что что-то пошло не так, в готовности подался вперед и в упор встретился с медовыми глазами соплеменницы, и, Тернозвезд тебя побери, он мог себе поклясться, что никогда прежде не встречал таких теплых и радушных глаз. Никто и никогда не глядел на него так, как она глядела в ту секунду, и серобокий замер так же внезапно и сконфуженно, пожалуй, даже чуть более напряженно, не в силах оторваться от этого янтарного омута, с удивительной силой затягивающего его с головой.
    - Пожелай мне удачи, - прошелестели одни лишь губы Медносвет, и Камнелом, словно очнувшийся, сбросивший с себя пелену наваждения, эту странную вуаль незваного и томительного оцепенения, но в то же время чувствующий, что его язык будто присох к небу, одним резким выдохом вернул себя в холодную реальность, буквально за хвост выдернул из ядовитых зыбучих песков, в которые еще один удар сердца назад имел неосторожность ступить голой лапой. Но... великое Звездное племя, почему же ему так захотелось вернуться обратно? "Ястреб, мышиная твоя голова! Думай о ястребе, ты для этого стоишь здесь сейчас!" И Камнелом, сдавленно сглотнув (а сейчас его горло словно наполнилось пригоршней остроугольной гальки), заставил себя принять обычный для него прохладный облик и так же неслышно вымолвить, с какой-то бешеной надеждой молясь, чтобы бывшая ученица не заметила его минутную непозволительную слабость:
    - Удачи, - и собственная непринужденная интонация показалась ему лучшим спасением от этой нахлынувшей, неведомой ранее бури, хоть четырнадцатилунный и вытянулся вслед уходящей, от чего-то яростно цепляясь взглядом за ускользавшую все дальше и дальше медную шерсть ("Ястреб, там же ястреб, о, провались ты на этом месте, глупец, хватит пялиться по сторонам, сосредоточься!") и как-то отдаленно ловя ухом тревожный надрывный клекот. Тернозвезд тебя побери, он забылся в какой-то чепухе, хотя сейчас ему надобно полностью сконцентрироваться на операции, но... вдруг птица, прикорнувшая на шаткой коряге, показалась ему невозможно близким и словно во сто крат более опасным зверем, чем была наяву, будто готовым прямо сейчас взмыть в небеса и обрушиться на землю, выставив свои страшны изогнутые когти, и Камнелом напряженно замер, неподвижным взглядом вперившись в колышущееся море трав, мысленно считающий шаги воительницы, готовый в любой момент броситься наперерез, порвать врага в клочья, если то понадобится, оставить от него горстку перьев, о, он это сможет, будьте уверены. Некоторое время над отрядом царило выжидающее молчание, и вот, наконец, Медносвет вынырнула из зарослей, целая и невредимая, и иссиня-серый лишь теперь позволил себе перевести дыхание, все это время не отдававший себе отчет в том, насколько сильно он волновался за маленькую кошку. "Что за чертовщина с тобой происходит, Камнелом. В такой ответственный момент!" Да он и сам бы рад знать.
    - Хорошая работа, - и голос его, как и прежде, прозвучал сухо и ровно, и кот, почувствовав, что вновь способен отдавать отчет в своих действиях и готов полностью сосредоточиться на выполнении операции, повернул голову, вновь вытягивая шею и вперив взгляд в хищную птицу, которая, очевидно, уже заметила приготовленное угощение и, почти мгновенно отреагировав, голодно сверкнула оранжевыми глазами и покинула свой постамент, все так же неуверенно и болезненно вспорхнувшего в воздух и вдруг с завидной для калеки проворностью ринувшегося к приманке.
    - Пора.
    Изображение

    Соловьиный Трепет заметил, как подранок медленно и нерешительно движется к приваде, заранее прихрамывая. Кот принял охотничью стойку, прижав хвост к боку и напружинив лапы. Когда птица изволила испробывать её последнее угощение, старший воитель бесшумно оттолкнулся от задних лап, когти инстинктивно выпустились из лап, уже безупречно отточенные, готовые поразить любого недруга. Хищная птица была занята полевкой, и лишь в последний момент заметила её смерть в виде Соловьиного Трепета. Старший воитель без эмоций располосовал бок птице. Из брюшка тут-же появилась кровь, окрапывая золотистые листья.
    Изображение
    Где слышал только стены, их пульс в моих руках,
    Артерии и вены, как сок на проводах.
    Я слышал только стены, их пульс в моих руках,
    Артерии и вены, как сок на проводах.

    Ближе. Еще ближе. Камнелом весь напрягся в изнуряющем ожидании, вперив свой неподвижный взгляд в хромую и помятую птицу, как-то уж совсем печально спикировавшую, вернее, буквально рухнувшую на полевку, поначалу неловко завалившись на один бок, а затем распластавшуюся поверху несчастной приманки, наверняка по самое не хочу вдавив ту в землю. И иссиня-серый нахмуренно качнул головой, попутно отмечая, что это уже никуда не годилось и таким образом старик мог разве что раздавить свою дичь, и то хромую и глухую на оба уха, если бы к тому времени она не бросилась на утек в густую траву. И тем не менее это безобразное падение, в лучшие годы ястреба бывшее бесшумным пикированием смертоносного поднебесного охотника, стало негласным знаком к атаке, и "желторотый", весь подобравшись, змеей ринулся вперед, обогнув высокий валун и заходя с другой стороны, нежели Соловьиный Трепет. Старший кот решил атаковать сбоку и использовать когти, но Камнелом, обещавший себе действовать наверняка, выскочил спереди и, в последний раз оттолкнувшись лапами от земли, вначале совершил размашистый прыжок, а затем прочно укрепился на теле отчаянно забившейся птицы, обхватывая передними конечностями шею, и, всем своим весом прижимая ту к земле, вгрызся в глотку несчастного старика, на самом-то деле достойного куда более благородной смерти, нежели безобразной кончины на пыльном берегу ручья в объятьях четверки котов, благополучно обведшей хищника вокруг лапы. Однако у него не было ни времени, ни желания акцентировать свое внимание на таких драматичных подробностях, в общем-то, совершенно бесполезных в исполняемой операции. Самое главное - устранить опасность, посему всяческие эмоции оказались сведенными на нет, и единственное, что стучало в уме Камнелома ясно и отчетливо, отдаваясь пульсирующей кровью в висках, так это то, что уже спустя несколько ударов сердца пернатый странник должен быть мертв. Но силы в все еще могучем ястребином теле, видимо, хватило на предсмертную борьбу, а потому серобокий запоздало понял, что рано он начал ликовать по поводу обезвреженного острого клюва, теперь безобразно прижатого к земле и совершенно бесполезного в этой последней схватке: кота тут же зацепило еще здоровое птичье крыло, бешено выбивающее пыль из земли, мгновенно ставшей грязно-бурой завесой, сгустившейся вокруг нападавших и непроницаемой клубящейся ширмой скрывшей их от посторонних глаз, и молодой воин, отплевываясь и жмурясь от летящей во все стороны засохшей грязи, сипло выкрикнул:
    - Щегольница, Медносвет, прижмите его крылья, пока он нас ими не зацепил!
    Изображение

    Медносвет взволнованно наблюдала за воителями, которые поочередно покинули их скрытное место, два хвоста разных цветов выскользнули из объятий кустов, навстречу опасной голодной птице, оставив только колыхание трав. Поглядывая на Щегольницу, которая, по все видимости, волновалась не меньше ее, она хвостом подозвала юную воительницу к себе, на всякий случай. Вглядываясь в волнующиеся от ветерка море растений, она пыталась выцепить янтарными глазами шкурками своих спутников, и вот уже сердце стало стучать быстрее, как оглушающий клич Камнелома только передернул ее на одном месте:
    - Щегольница, Медносвет, прижмите его крылья, пока он нас ими не зацепил!
    Подорвавшись, рыжая на секунду обернулась к полосатой, и воскликнув, "Щегольница, скорей!", вылетела из кустов, спотыкаясь о кочки и даже перепрыгнув тот торчащий корень, а не прогнувшись под ним, и оказавшись на полянке перед ручьем, странно попятилась...Лужа крови, непонятно кому принадлежащая, зловеще блестела, растекаясь ручьями в разные стороны, окрашивая землю и нижние бока камней в свой цвет, и словно ухмыляясь навстречу Медносвет. Она в шоке приблизилась, недоумевая, кого на этом "поле боя" уже успели ранить, но быстро придя в себя, и вспомнив команду голубоглазого, скользнула между воителями, прижимая левое пернатое крыло ястреба, и зажмурила глаза, ибо коричневые перья летели на юг и на север, попадая в глаза и даже наровя залететь в пасть.
    Авчик найден на просторах интернета, автор, к сожалению, неизвестен :\
    Изображение

    Страсти разгорались: воинам не терпелось поскорее расправиться с непрошеным гостем, однако, всему своё время, и каждый это знал. Все ждали вердикта Соловьиного Трепета, который терпеливо ждал подходящего момента. И вот, Медносвет пришла с ещё тёплой добычей, и по приказу пегого воина положила наживку рядом с птицей. Терпение. И вот, настал тот самый, долгожданный момент:
    - Щегольница, Медносвет, прижмите его крылья, пока он нас ими не зацепил!
    Щегольница, скорей!
    Голоса соплеменников разразились по всему полю, когда первым начал смело атаковать Трепет, полосуя так и сяк вздутый от волнения бока пташки.
    Встрепенувшись, почуяв важность своей персоны, Щегольница ринулась на свою позицию: правое крыло пришельца. Оно-то, кажется, и было ранено, ведь характерный хруст костей говорил именно об этом. Неимоверного размера крыло завораживало кошку, которая, не смотря на свои относительно крупные размеры, полностью могла поместиться на нём, включая пышный и длинный хвост.
    Разъярённо атакуя крыло ястреба, бурая впивалась в него зубами и когтями, чтобы то меньше трепыхался под телом кошки, тем самым, облегчая всю ситуацию.

    След.




    cron