Беседка T&R ↕
Гости не могут общаться в беседке. Для этого нужно просто зарегистрироваться и войти под своим ником.


A
Изменить шрифт
  • Список форумов Игра Ничейные земли
  • Текущее время: 15 июл 2024, 13:46

    Темнолесье

    Подобные территории являются пристанищем и убежищем для одиночек и бродяг, где они чувствуют себя раскованно, словно воители альянса на своих владениях; как правило, тут они обитают и добывают себе пропитание, и, стоит заметить, встреча с ними сулит мало чего благоприятного.
    Ответить на тему
    Пожалуй, из всех ничейных территорий союза, Темнолесье - самое зловещее и сомнительное место. Патрульные стараются стороной обходить этот опасный лес, а заботливые матери уже с рождения их деток пугают их этим жутким местом, пытаясь дать им ясно понять, что там охотник становится добычей, а добыча - охотником. Там всегда мгла, сырость от недостатка солнца, а грозные ели и прочие деревья так плотно сомкнуты своими верхушками, что не видно небосвода. Ходят легенды, что на этой территории водятся опасные звери и ядовитые травы, а в топких болотах тонут неосторожные коты, безрассудно решившие обследовать этот клочок леса.


    Шаблон поста на заработок навыка

    Код: Выделить всё
    Статус поста:
    Выполняемое действие:
    Поймано/собрано:
    Аватар (с) Seventeen Art
    Изображение

    Направляясь по отведенной тропе, которая раз за разом так и норовила улизнуть, одинокий путешественник все чаще и чаще задумывался о цели своего визита. Если это место и в половину такое страшное, каким большинство попутчиков его малевало, так и быть, он снимет перед ними шляпу. Идея переночевать в Темнолесьи - а хорошее место Темнолесьем не назовут, как прикидывал сам юнец - изначально не внушала ему доверия. Но, как уже было заявлено ранее, он был азартен, что само по себе подразумевает - взять нашего героя "на слабо" было довольно таки просто. Если где-то в понятном сочетании прозвучало слово "спор", карие глаза Менестреля приобретали легкий алчный блеск. И сегодняшний случай не стал приятным исключением, которой, в принципе, только могло бы подкрепить это правило.
    А ведь разговор начинался так невинно!
    Менестрель с заметной долей лени изучал пару своих сегодняшних спутников. Ими оказались совсем ещё юные котик и кошечка, что не представляло для нашего героя абсолютно никакого интереса. Изредка его взгляд цеплялся за светлую шубку девчушки, но скорее в принципиальных наклонностях. Она смущалась, а брат между делом находил все новые и новые темы для разговора. И все бы ничего, возможно, вороватый мошенник и дальше пропускал бы его демагогии мимо ушей, если бы из потока сомнительных рассказов эти самые уши по случайности не выловили упоминание какого-то легендарного леса. Менестрель вопросительно поднял бровь, на что его спутник только с большим энтузиазмом продолжил свой рассказ:
    - Ну так вот, Дейк, - Дейк. Ему всегда чертовски нравилось это имя. Для него оно было чем-то личным. Менестрель даже сам не понимал, почему представился этой маленькой компании именно с этой кличкой. - Наша бабуля часто рассказывала нам о Темнолесьи. Говорят, это место - само зло. Сколько я знаю, никто не отваживался ступить туда с наступлением сумерек.
    А дальше все покатилось по наклонной. Кровь неистовствовала, закипала в жилах. Дело здесь было в его собственных принципах. Этот спор был мимолетным, беспечным. Спорить с детьми на интерес попросту, невзирая на тавтологию, неинтересно. Это Менестрель усвоил ещё в быту своей яркой юности. Стоило ему получить подобное имя, как лихой характер сформировался сам собой. И крепкими тумаками. Чаще всего, ему крепко доставалось от старших товарищей, если в компании в конец оборзевшего юнца встречали какую-нибудь совсем ещё юную неоперившуюся девочку. Воспоминания погрузили серополосого певца в легкую меланхолию, а потому он и сам не доглядел, как дорога наконец оборвалась и перед ним воочию предстали легендарные громады потаенного Темнолесья.

    Примечание: Данный пост является логическим продолжением одиночного квеста выбранного персонажа. Невзирая на дату, высвечивающуюся в правом верхнем углу, разрыв между полученными событиями минимален или вовсе нет. Тому есть известная причина, по факту которой АМС поставлен в известность.

    Разумеется, он прибыл сюда исключительно из научных побуждений. Исследовательская цель, которую гордо несла его экспедиция, с каждым шагом принимала все более благородные побуждения. И все менее оптимистичный настрой. Окрестные пейзажи витиевато сменяли друг друга, навлекая на невольного зрителя ощущение щемящей тоски, давящего ужаса и снова чертовского уныния. Но было в этой пугающей красоте что-то чарующее, что-то интересное. Что-то, что неустанно завлекало. Не в силах отвести взгляд, наш герой, под влиянием неведомой силы, все дальше увлекался в неведомые дали. Казалось, если множество легенд, которые ему довелось услышать на своем веку, верны, царство вечной ночи просто обязано начинаться именно здесь. И согласно все тем же придания, сейчас к нему должна снизойти прекрасная и вместе с тем устрашающая сумрачная богиня. Но этого не произошло. Непроницаемая маска печальной уверенности сменилась неподдельным выражением потрясенной удрученности. Воистину, у путника, заслужившего наше столь пристальное внимание, было много талантов, но встречались ли вам герои, даже самые смелые, отважные, верные, и все же, без недостатков? Конечно же нет, вопрос был чертовски риторический. Вот и он имел свои пороки. Настоящие опасности мира представляли излишняя доверчивость, гордость. В таких местах следовало бы держать ухо в остро. Подлинные испытания не заканчиваются никогда. Вот только полосатый персонаж этой истории не имел возможностей до конца убедиться в чем-то подобном. Будем надеяться, что подобный шанс предоставится ему, прежде чем молодой герой окажется в неприятной ситуации. В недалеком будущем. А сейчас перед нами просто пылкий юнец, корчащий из себя героя. Пускай и с принципами.
    Эмоции, освещавшие испещренную оттенками мордаху, неловко сменялись. Мимика, вряд ли отражавшая истинные чувства Менестреля, была убедительна. К сожалению, зрителей, чтобы оценить блистательную игру лицевых мышц в поле зрения не было. Но Дейк никак не мог расстаться с ощущение, что за ним ведется неусыпное наблюдение незримых глаз. И от этого взгляда по телу пробегал неприятный холодок..

    Под лапами мерно хрустел ещё нетронутый снег. Какая-то отдаленная часть души верила, что если закрыть глаза, можно будет перенестись за много миль вперед. Подальше от этого растреклятого леса, в родные места. Шаг, шаг, шаг.. И в эту импровизированную картину все больше верилось.
    Резкий звук. Карие глаза путейца моментально распахнулись. Где-то над головой с ветки сорвалась шальная птица, сопровождаемая утробным кличем сыча. Воспоминания услужливо подкинули нехитрые сведения об одной недоброй примете на этот счет. И неприятный холодок вновь вернулся. Нырнув во внутрь, он прочно засел в желудке, который отозвался на этот счет протестующим животным урчанием.
    Бока юноши быстро покрылись неприятной корочкой. Заиндевели. Попытки избавиться от тонкой прослойки, обратившей роскошную шерсть в сальные сосульки, довольно скоро были оставлены. Раздробленный лед мелкой крошкой царапал подушечки лап, врезался в когти. Зенки заволокла туманная пелена. Хроническая серость со временем начинала надоедать. Где-то вдалеке занимался ветер, отвечая в ближнем конце леса резвыми минутными порывами. Исполинские деревья самых причудливых форм, рас и расцветок теперь будто бы плотнее прижимались друг к другу, вплетаясь в тугое стенное кольцо за спиной незадачливого гостя. Теперь уже каждый шаг сопровождался своим неповторимым звуком. Первый - и в паре метрах от него с диким отзвуком переломилась сухая ветка; второй - и порыв ветра поглотил все окрестные шумы; третий - и воображение начинает свою злостную игру, имитируя диковинный шепот незнакомого наречия. Сейчас вновь прикрыть глаза казалось чем-то немыслимым. Буйная фантазия вступала в диковатую сделку с разумом, вырисовывая в импровизированной темени жутковатые картины. Из глубоко эстетических соображений, даже в своих мыслях, наш странник решил оставить их описание за кадром. Кажется, наступил тот самый момент, когда пришло время бояться темноты.
    Темнолесье - хитрое сплетение самых разнообразных путей и дорог, где, не ровен час, меньше страху вызывает сделка с сатаной, нежели со старушкой интуицией. Время в этом чужом леденящем душу месте встало с ног на голову. День тянулся медленно. Почти что болезненно. Редкие просветы, мелькающие то тут, то там промеж угрожающих зеленых лап вдруг ставших совершенно незнакомыми елей навязчиво дразнили. Ритмы сердца в такие моменты учащались. Орган, казалось бы, вот вот был готов отдаться барабанной дроби о грудную клетку. Все здесь было не так. Туманная мгла окутывала..нет, поглощала, все вокруг. Неожиданный страх овладел всем вокруг, склизкой вонючей слизью оседая на шерсти. Доселе неведомый и незнакомый. Страх перед пугающей неизвестностью, где каждое движение лапой, поворот головы могут стать последними. Этот навязчивый источающий мрак грозил пленить в свои цепкие лапы. И больше никогда не отпускать. Сердце вновь безжалостно защемило, чувствуя давящую пустоту. Готовое само обратиться в эту самую пустоту. В горле застрял ком. Может ли темнота быть осязаема? Может ли она по крупицам расщепить твою жалкую сущность?
    Внезапную давящую тишину прорезал громкий истошный крик, утонувший в царстве этого хаоса. Менестрель слишком поздно заметил, что кричал он сам.

    - Менестраль! Ты так орешь, как будто тебе в филейную часть вцепилась разъяренная лисица. - насмешливо прошептал на ухо своему закадычному спутнику Регулус, внезапно появляясь из соседних кустов ежевики.
    - Ну ты и краб, хочу тебе сказать. Я же просил тебя позаботиться о нашем завтраке. А я тут, понимаешь ли, встаю и что я вижу? В том то и дело - ничего, поэтому... - при этих словах аспидно-угольный кот вновь ускользнул в полутьму леса.
    - Все ради тебя, любовь моя. - усмехнулся Регулус, положив перед лапами своего непутевого друга парочку мышей. - Бон аппетит.
    - Кстати. - тут же невозмутимо продолжил тот. - Я тут видел таких дамочек... - юноша мечтательно прикрыл свои янтарные глаза, не забыв при этом томно вздохнуть и облизнуться.

    Все нутро Менестреля просто передернуло. Знакомый голос старого друга вдруг стал каким-то чужим. Мышцы против воли напряглись. Прежде чем впечатлительному товарищу удалось понять, кто стоит перед ним. Лапа медленно занеслась для намеченного удара в сторону аспидного одиночки. Цели, разве что, в этот раз были несколько другие, более благородные.
    - Ты..ты..твою мать, Регулус! - в смятении прошипел серополосый юнец, устремляя всю энергетику в направлении подавления немалого приступа гнева - Я едва богам душу не отдал.
    Менестрель старался вложить в эти слова такой тон, который мог бы передать все тяжбы, выпавшие на его долю. Получилось или нет - судить, строго говоря, не ему. Но если сдавленный по-детски тонкий писк можно назвать, как минимум, убедительным, то ему и впрямь это удалось. К горлу подкатил огромный ком, который юноша с трудом сглотнул.
    "Тяжела таки доля первооткрывателя," - подумалось Менестрелю, и в этот момент ломоть панической тяжести, отступивший от горла, неприятно отозвался в желудке. Уши странника, фигурально выражаясь, покраснели, когда Регулус даже скрывать свое идиотическое настроение не предпринимал. Карие глаза исследователя недобро блеснули, стоило им сфокусироваться на гадкой улыбке названного брата. Но он не привык оставаться в долгу. В ответ на следующую фразу черняка, Менестрель состроил самую дурную гримасу, на которую был способен, и не без идиотической усмешки осведомился:
    - Где же ты, смею заметить, дам здесь отыскал? - пожалуй, вот в такой неповторимой особенности Менестрелю оставалось только завидовать своему неунывающему товарищу - Или, никак, приснились?
    Что вы, он вовсе не был намерен именно издеваться над Регулусом. Скорее, чуть-чуть поддеть. А ведь и вправду, откуда в Темнолесье взяться прекрасным особам мужского пола? Да и на мышей, собственно, Менестрель взирал не без скепсиса. Шут знает, какие черти здесь водятся, гм? Во всяком случае, особой спешки выяснять это не было.
    В очередной раз за последние несколько минут Менестрель переменился в лице: нос с сомнением наморщился, глаза сузились, а хвост нервно подрагивал в тон направлению ветра. Никто не знает, сколько ещё загадок хранит в себе этот лес. И это не могло не притягивать.
    - Как думаешь, Регулус, - с глубоко философским мыслительным процессом протянул Менестрель, вперив немигающий взгляд в друга - Может быть, все эти сказки насчет Темнолесья придуманы только для того, чтобы отпугнуть путников от чего-то..очень-очень значимого?

    - Где отыскал? Не поверишь, у нас под носом! Тут идти от силы четверть дня... - задумчиво проговорил Регулус, все его существо сейчас отражало крайнюю задумчивость и занятость, будто юный обольститель дамских сердец сейчас решал какую-то головоломку повышенной сложности, а вовсе не разговаривал со своим напарником и другом по совместительству.
    - Может быть, все эти сказки насчет Темнолесья придуманы только для того, чтобы отпугнуть путников от чего-то..очень-очень значимого? - заслышав эти речи от Менестраля, аспидно-угольный кот словно вышел из векового забытья.
    - Ну как я тебе о чем толкую? - оживленно затараторил Регулус, чуть ли не выпрыгивая от нетерпения из собственной шкуры.
    - Все эти россказни пустили коты-воители, с которыми, кстати, я сегодня и познакомился, и именно они и живут от нас всего... ну не важно. - и тут появился этот взгляд, тот самый взгляд, который не предвещает ничего хорошего, либо это какая-то очередная афера с широким размахом, либо? А что у этого разбойника может быть еще?

    Кора своим боком прижалась к боку маленькой Колючки. Память еще не начала подводить целительницу, а потому она помнила свой первый поход к загадочной Лунной Опушке, путь к которой лежал через самые темные части леса. Страх тогда буквально витал в воздухе, а з каждым кривым уродливым стволом юной кошечке виделись ужасные чудища, страшные безглазые морды. Потом этот страх начал проходить, но вот он вновь ожил. Ледяные когти стиснули сердце буро-полосатой. Подавив желание бежать вперед, чтобы улизнуть от змей и всяких вурдалаков, она наоборот стала идти медленнее, чувствуя тяжесть в лапах и неимоверную усталость.
    Племена не решились присвоить себе эти гиблые места, отдав их бродягам. Умельцы могут даже на топких болотах прожить, а вот Древесному племени пришлось бы тяжко; следить за подобной территорией было бы невероятно сложно, а проку от нее нет.
    - Самая темная часть леса. Жутковато, не правда ли? - тихим голосом, словно боясь разбудить какого-то монстра, осведомилась Кора у своей темношерстной ученицы, едва выхватывая ее силуэт из темноты и замирая, когда та моргала, вовсе растворяясь во мгле.. И вновь сердце целительницы радостно подскакивало, когда раз за разом желтые глаза появлялись в темноте.
    Изображение

    О, Звездные предки, почему вы так не любите нас, Целителей?!
    Она в ужасе прижималась к боку Коры, ища защиты у хрупкой наставницы. Она распушила свою длинную и лоснящуюся шерсть, спутанную и чуть мокрую. Длинные и страшные тени хватали ее своими мрачными когтями, и, казалось, полосовали ее на тысячи кусочков. Страшный скрип разносился по всему Темнолесью, точно какой монстр скрипит зубами, в надежде полакомиться двумя непослушными.
    - Ой, Кора, - ей показалось, что кто-то несся на них с огромной скоростью и, подвывая, она даже зажмурила в страхе глаза. Но это был лишь порыв ветра, играющий с ветвями, а значит и с тенями. Теперь она шла с закрытыми глазами, опираясь о бок наставницы, доверяя ей свою жизнь.
    Только бы пронесло, только бы пронесло…
    Она потеряла счет времени, кажется, они шли довольно долго. Наконец она распахнула глаза, ей надоело идти, не зная куда. И опять страхи, и кошмары окружили ее, но она уже не так боялась. Тут послышался тихий шепот Коры, отчего Колючка так и подскочила на месте, просто со страха.
    - Самая темная часть леса. Жутковато, не правда ли? - она растерянно моргала, видя лишь расплывчатый контур травницы. В один миг ей даже показалось, что она растворяется, покидая его, но Колючка не желала отпускать полосато-бурую и теснее прижалась к ней. Тьма давила с неимоверной силой, угнетая и унижая.
    Наверное, это и есть Сумрачный Лес и именно сюда попадают все плохие коты!
    Страшная мысль закралась в ее ум, от этого ей стало еще страшнее. Что, если шипя, точно голодные змеи, призраки прошлого сейчас стоят за каждым деревом, делая выпады и скаля ядовитые пасти, раскрытые в страшных ухмылках. Изгнанники, лжецы и убийцы.
    - Мамочки… - однако, ее воображение не желало отступать, рисуя окровавленные силуэты, приближающиеся к ним. Однако они всякий раз исчезали, стоило ей зажмуриться.
    Успокойся, глупая, с тобой Кора и она не даст тебя в обиду. Уж это точно!
    Если у тебя получилось обмануть человека, это не значит, что он дурак, это значит, что тебе доверяли больше, чем ты этого заслуживаешь.

    - Идти еще долго, - вздохнула Кора, зябко ежась. Что уж говорить, а Темнолесье - не лучшее место для прогулок двух хрупких кошек, которые толком не сумеют за себя постоять, если все-таки на пути им повстречается опасность. Надо было кого-то из воителей взять с собой.. Не-ет. Это - путь целителей и их последователей-учеников; вторгаться в него посторонним нельзя.
    Разносящиеся в гулкой тишине звуки шагов, больше похожие на влажные шлепки, уже перестали пугать целительницу, и она даже приободрилась, начиная насвистывать какую-то бодрую мелодию и изредка останавливаясь. Стойкий запах грязи и гнилого мокрого дерева заглушал все остальные, это ей не нравилось. Почувствовать опасность можно лишь с близкого расстояния, а угодить в медвежью берлогу или в барсучью нору никому не хочется, как и ей, пока еще здравомыслящей кошке.
    - Не устала? - лапа Коры угодила во что-то липкое и склизкое. Поморщившись и стряхнув с лапы жидкую, источающую отвратительную вонь грязи, целительница посмотрела на желтоглазую юницу, вопросительно выгибая кончик своего длинного тонкого хвоста. Если Колючка все-таки устала, то им придется остановиться и передохнуть.. Однажды она уже отдыхала здесь, с Искрозвёздом. Тогда ей было не страшно, тепло и уютно, но сейчас же ледяные когти страха сжали ее сердце.
    Изображение

    Еще долго… как мне вынести весь этот кошмар.
    Постепенно она начинала привыкать, только тухлый запах преследовал их по пятам, заглушая и не давая проходу свежему запаху леса, молоденькой травки и хвои. Даже ветерок не приносил свежего запаха. Она вздохнула и понурила голову. Страшно не было, только лапки гудели. Задумчивый, но ласковый голос Коры вывел ее из себя.
    Задрав голову, она заглянула в ее глаза, уже не чувствовалось волнения и страха, исходившего от наставницы.
    - Не устала? – она замотала головой, в ужасе представляя себе как они тут будут отдыхать.
    - Нет-нет, прошу, идем дальше, я не желаю тут останавливаться, - она категорично замотала головой, Шмыгая носом, она потрусила следом за Корой, которая вновь бордо шагала вперед.
    Когда я приду домой, я неделю буду отсыпаться, точно ворчащий медведь или барсук. А может не неделю, а целую луну!
    Тут она вспомнила дом, вспомнила Ягель, Голубичку и всех, кто побывал в палатке травниц за время ее пребывания в роли помощницы Коры. Должно быть, они все ждут их возвращения, волнуются. Мысль о доме грела ее лучше, чем любой огонек и с новой, удвоенной силой, она зашагала в след Коре.
    Лес редел, становилось все светлее и свежее. Постепенно Темнолесье растворялось за спиной.
    Но еще предстоял обратный путь…
    Если у тебя получилось обмануть человека, это не значит, что он дурак, это значит, что тебе доверяли больше, чем ты этого заслуживаешь.

    Коты редко заходят настолько глубоко в чащобу, чтобы повстречаться с огромными всеядными зверями - медведями, поэтому они практически не пересекаются. Но только не в этот раз...
    Мать-медведица отправилась за едой, а её отпрыск, несмышленый, но уже достигший приличных размеров детеныш, учуял новый для себя запах. Потакая своему любопытству, бурый решил разузнать, кто же так пахнет. Покинув знакомые тропы, медвежонок с удивлением обнаружил, что и у тех существ есть свои дорожки в их лесу. Как так? Аромат был старым, но его "наслоения" свидетельствовали о том, что соседи не раз ходили тут.
    Он затопал по запаху в сторону доселе неизвестного ему Светлолесья.

    -----> Переправа, поляна.

    Звездные предки? Ох, и с чего лесные коты-воители верят в мертвых идиотов, которым сложно послать на землю хотя каплю живительной влаги! Честное слово, одиночки-тоже живые!
    А может все дело в заскучавшей природе, что решила порезвится, оставив жителей Темнолесья и Пустошей без дичи, зато наедине к нестерпимой жарой, чертовкой жарой, незримой стеной подступающей с каждым днем все ближе и ближе к тому месту, где решил остановится Виноград, пока Йотли шлялся непонятно где. Спасибо разве что за то, что спутникам удалось найти тонкую полосу серебристого ручья, бережно укрытого терновыми ветвями и смерть, по крайней мере, от обезвоживания им не грозит. Радует, правда.
    Погода и духота неутолимо клонила в сон, но чувство недосыпания подавлял нарастающий голод, заставляющий все внутри сжиматься и оттого ставилось еще более противным находится в этом лесу, хотя, если выйти на Пустоши, поджаришься раньше, чем скажешь "дичь".
    Лениво взмахнув хвостом, рыжий Вино быстро поспешил уйти с того места, где наглые солнечные лучи все же умудрялись пробираться сквозь толщу крон и улегся в корнях могучего дуба, устало завалившись на правый бок. Нет, надо что-то делать, так больше не может продолжаться, он слишком молод, чтобы умирать!
    Йотли, — в решимости вскочив, тихо шипит двухцветный, пытаясь разглядеть друга в буйной, но уже заметно подсушенной, летней растительности. Он что, решил поискать обед у Двуногих?
    Йотли! — значительно громче, чем ранее, шикнул котик, обогнув колючий кустарник и оглядевшись, — Выходи, комок шерсти, я кажется придумал, что нам делать!

    "Странно, что Иволга выбрала именно это место для прогулок". - думал про себя кот, проходя по сумрачному лесу. Так как сейчас была ночь, тьма была просто непроглядная; высокие сосны, поднявшись в небо, не пропускали ни одного несчастного лунного лучика. Тут и без ночи темно, как в допотопной Лунной Пещере. Этот рассказ переходил из уст в уста, от старейшин до самых маленьких котят. Соловьиный Трепет помнил, как он, Ягодка и Косточка усаживались у палаты старейшин, и Воробьиное Крыло рассказывал им самые невероятные истории! Про Терновую Звезду, других известных предводителей, про других котов, что живут в водопадах, у которых длинные чудные имена. Вот как они проводили свое свободное время, в перерывах с заводными играми. На кота напала внезапная ностальгия. Запахло чудными временами, ветер беззаботности уносил воспоминания воителя...
    "Слишком времени я уделяю своим воспоминаниям". - вздохнул воитель, продолжая плестись за Иволгой.
    Изображение
    Где слышал только стены, их пульс в моих руках,
    Артерии и вены, как сок на проводах.
    Я слышал только стены, их пульс в моих руках,
    Артерии и вены, как сок на проводах.

    - Слушай, я тут думала, как тебе удалось поймать рыбу? Ты же Древесный кот? Или... Или я ошибаюсь? - Протараторила Иволга резко остановившись. Обернувшись, кошка увидела лишь два янтарных глаза, сверкающих к темноте. Вероятно, сейчас она выглядела почти так же, только вместо янтарных огоньков горели небесно-голубые. Моргнув несколько раз, иссиня серая нырнула в какой то лаз. Ненадолго она скрылась из глаз воителя, но потом ее голос прорезал тишину.
    - Чего ты стал, как пень? Залазь..
    Кошка сидела на светлой, от тусклого света луны поляне.
    - Я обещала показать Коре черничник, но так как она занята, решила собрать сама. - Встав, кошка подошла к густым зарослям черники. - Да здесь не меньше двух дюжин кустов! Плюс, тут можно нарваться на одиночек, а это довольно весело.

    - Как тебе могло прийти такое в голову? Не знаю, как тебе, но к нам приходили такие времена, что даже рыбой не стоит брезговать. Естественно, нам приходилось учиться ловить рыбу... - соврал кот, опускаясь по тому же пути, что и Иволга. Подозрительно легко лунный свет пронизывал ягодную поляну, кое-где росла заячья капуста, птичий горец и другая трава, окружая каждый кустик.
    - Не очень будет хорошо, если одиночек будет много. В мое время они собирались треклятыми стаями и могли напасть на любого племенного кота, кто заходил на их территорию. Сейчас, конечно, не так, но все же стоит быть начеку. - ответил воитель, и потом добавил, - О, Тернозвезд! Я же рассуждаю, как последний старейшина!
    Изображение
    Где слышал только стены, их пульс в моих руках,
    Артерии и вены, как сок на проводах.
    Я слышал только стены, их пульс в моих руках,
    Артерии и вены, как сок на проводах.

    - О, да, из тебя бы вышел прекрасный старейшина, рассказывающий байки котятам. - Кошка легонько толкнула кота лапой в грудь. - Сейчас тут редко ходят одиночки, все чаще они становятся племенными. Иногда здесь бродит Кора. Я недавно приметила эту поляну.
    Иволга пожала плечами, продолжая рыскать в поиске зрелых ягод.
    - Ай. - мяукнула кошка тряся переднюю лапу. - Много иголок, аккуратнее там.
    Чистую, блестящую шерсть трепал, прохладный сумеречный ветер.

    Кот хмыкнул, раскрывая кустики спелой черники, пытаясь найти что-то более-менее стоящее. Два янтарных огонька разыскивали нужные, черные ягоды. В чем отличие черники и голубики? Они одной формы, но другой расцветки, собственно, логично, но многие ученики врачевателей на этом месте путались. Что же спрашивать котов? Ни та, ни другая не источала из себя запах.
    - Ты точно уверена, что это черника, а не голубика? - спросил воитель, - Ибо тут так темно, что не поймешь.
    Изображение
    Где слышал только стены, их пульс в моих руках,
    Артерии и вены, как сок на проводах.
    Я слышал только стены, их пульс в моих руках,
    Артерии и вены, как сок на проводах.

    - Я не знаю в чем отличие, но принесу мало ли Коре и голубика понадобится, верно? - Кошка села, пытаясь зубами достать заносу из подушечки лап.
    - Слушай, у тебя ведь был оруженосец? Расскажи мне, каково быть наставником, а? - Срывающимся голосом, просила Иволга. Блеснув небесно голубыми глазами, она продолжила - А то я сомневаюсь, что из-за характера мне кого-нибудь дадут... Они смотрят на характер, а не на то, что я хорошая воительница, которая предана племени и хотела бы защищать его до последней капли крови. Меня за все двадцать семь лун, всего один раз взяли на совет. Один раз.

    - В этом нет ничего сложного. Просто передаешь свои боевые и охотничьи знания, кое-где приправляешь моралью. - ответил легко Соловьиный Трепет, и создалось такое ощущение, что он тренирует оруженосцев каждый день, - Правда, мне недавно отдали Кедровушку, и я решил заняться её обучением действительно серьезно. Ладно, давай, собирай остатки, и уходим
    Он замолчал. Кот набрал ягод столько, сколько уместилось в две щеки. Его скулы стали такими округлыми, что дышать через нос было немного проблематично. Что же говорить о речи?
    "О, Тернозвезд! Как я нелепо выгляжу!"
    Изображение
    Где слышал только стены, их пульс в моих руках,
    Артерии и вены, как сок на проводах.
    Я слышал только стены, их пульс в моих руках,
    Артерии и вены, как сок на проводах.

    След.
    Ответить на тему